Category: авиация

Аэропорт Бен-Гурион: улететь, не став антисемитом


Я глубоко убежден: эти раздевания в аэропортах и все новые и новые нелепые ограничения, которым подвергаются авиапассажиры – не более, чем гольные политтехнологии. Государства изображают борьбу с терроризмом, на которую выделяются громадные средства, а заодно и держат людей в напряжении. Чтобы управлять и направлять проще было.
Лидирует по этой части, разумеется, Израиль. Благодаря своим многочисленным родственникам и друзьям, я давно уже сделал вывод, что это – едва ли самое замороченное государство в мире, в чем-то даже бросающее вызов моей любимой Северной Корее. Уж если курсы английского там начинаются не с темы семьи, как везде, а с аэропорта – досмотра багажа – поиска террористов!
Так вот, главные воздушные ворота Израиля, тель-авивский аэропорт Бен-Гурион. Впервые мы возвращались через них на родину «в январе какого-то года», как пишут в книжке про товарища Ким Чен Ира. Поскольку были, как всегда, налегке, решили накинуть на себя теплые вещи, чтобы ничего не сдавать в багаж. Тогда мы не знали, что перед регистрацией каждому пассажиру еще предстоит собеседование со спецслужбами...
- На каком языке будем говорить? – строго поинтересовалась девушка ростом примерно с мой письменный стол.
- На английском, - ответил я. – Почему-то мне показалось, что так будет быстрее.
И пошло-поехало. Наверное, большинство в курсе этих замечательных диалогов, которые ну никак не могут повлиять на безопасность страны: имел ли кто-то посторонний доступ к вашему багажу, кто его паковал, кто вообще вы делали в Государстве Израиль...
- А в Эйлате вы что делали?
- Купались, катались на верблюдах...
- Куда катались?
- К бедуинам, в горы.
- Откуда вы знали, что они там есть?
- Мы их встретили на улице.
- Что они вам передали с собой?
- Ничего.
- Ничего?
- Ничего.
- Точно ничего?
- Да точно, !№»;»:%;:%;»;№»:% !!!!!
О последнем я, конечно, только подумал. Причем, даже уже не применительно к этой дотошной девушке. Потому что, почувствовав, что дело идет к концу, к разговору подключилась моя любимая супруга. В то время она как раз учила английский, и, конечно, ей было обидно упускать такую возможность попрактиковаться.
- Клубнику-то я паковала, - светло посмотрев сверху вниз, вдруг сказала она.
- Ка-а-а-а-ак?! – раздалось оттуда немногим тише, чем звучит сирена воздушной тревоги. Вы же только что сказали, что паковали весь багаж сами.
Обливаясь потом, я минут двадцать говорил о том, что Лена паковала клубнику в супермаркете, а вот уже в саму сумку-то, конечно, запихивал ее только я. После этого в нашей семье слово «клубника» долго было нарицательным...
А однажды я наблюдал, как в этом страшном месте проходили досмотр футболисты грозненского «Терека». С каким же вкусом аэропортовские секьюрити заставляли их выдавливать зубную пасту, включать ноутбуки и мобильные телефоны! За команду тогда играл и футболист из Израиля – не думаю, что ему это было приятно...
И еще одна история на эту же тему. Когда-то существовал такой заковыристый авиарейс – Самара – Ларнака – Тель-Авив – Самара. То есть вернуться домой с Кипра можно было только через Израиль. Однажды этим рейсом летели на родину футболисты самарских «Крыльев Советов», тренировавшиеся на Острове Любви. И вот представьте себе, с какой любовью встретили в Израиле двух сирийских футболистов, игравших за «Крылья». На их нейтрализацию были брошены все наличные силы аэропорта, рейс задержали часа на три, смуглые одноклубники заходили в самолет с мертвенно-бледными лицами. и потом так и не раскололись, что же там с ними столько времени делали.
Вот они, лапы Тель-Авива...

Альянс скотин непобедим


Друзья мои, имейте в виду, если вам придется лететь самолетом этой мерзкой авиакомпании крупнейшего российского авиаперевозчика, пакуйте багаж тщательно. Помните: алчные Ворфлотовские щупальца по-прежнему тянутся к каждой вашей сумке, и никакие достижения научно-технического прогресса не помешают отечественным сотрудникам альянса SkyTeam скотин творить свои черные дела. И, замечу, активно позорить вышезачеркнутый альянс.
Вот – очередное доказательство сказанного. 11 июля, рейс 1214 вышеназванной авиакомпании Москва – Самара. В аэропорт прибытия моя сумка прилетела открытой – воры даже не удосужились как-то скрыть свои проделки. Антон Семенович Шпак, наверное, не досчитался бы большего, но отсутствие лежавшей сверху коробки со сладостями я могу засвидетельствовать с чистой совестью.
- Знаете, а ведь мы даже не сможем принять вашу претензию, - развела руками сотрудница аэропорта. – В вашей багажной бирке вес не указан? Не указан. Значит, обращайтесь в полицию либо пишите жалобу в авиакомпанию.
Полиционеры были настроены сколь доброжелательно, столь же и пессимистично. Хотите писать заявление? Конечно, это ваше право, тем более, что случаев таких у Аэрофлота масса, и что-то делать с этим, безусловно, надо. Да только вы ж и сами понимаете, к чему это приведет. Ну, оформим мы бумаги, опросим всех, кого обязаны, и отправим все это в Москву, где вашу сумку наверняка и вскрыли. А там эти бумаги просто отложат в сторону – уж мы-то знаем… Лучше бы вам обратиться в саму авиакомпанию, там же как-то должны бороться за свою марку. Давайте мы вас сами проводим к представителю…
Я уже настроился было смотреть этот футбол, в который начнут играть на моих глазах представители двух уважаемых структур, но матч не состоялся – представителя Ворфлота на месте не оказалось. А ждать его мне не позволили обостренное чувство собственного достоинства и еще такси с тикающим счетчиком…
- Ну во-о-о-от, стоит ли из-за одного случая порочить честь всего большого и славного коллектива, - так и слышу я укоризненный голос из недр оранжевого ведомства, подкрепленный убедительными цифровыми выкладками, касающимися всех сторон его жизни.
Да нет, господа, это ваш стиль и это ваш подход, который прекрасно виден в каждом вашем телодвижении. Хотели бы решить проблему - давным-давно бы решили, при вышиз-то возможностях и при ваших-то финансах. Да только зачем оно вам? Увы, но это факт: чем большими монополистами вы становитесь, тем противнее иметь с вами дело.
Не иметь, правда, тоже не получается. Вот и остается одна радость – отыметь вас хотя бы здесь.
Что ж, на сегодня я этот процесс завершил. Воруйте дальше и ни о чем не беспокойтесь.


Мой самолет не упадет!


Знаете, я всегда сажусь в самолет, как в трамвай. У меня нет в этот момент ни тревог, ни плохих мыслей, ни, тем паче, желания напиться и забыться. У меня его вообще нет, замечу к слову.
При этом непуганым идиотом я никак не являюсь – могу рассказать на эту тему массу историй.
Например, был в советские времена такой рейс: Душанбе – Самара – Рига, который выполняли таджикские экипажи. И вот, когда и этому рейсу, как и всей стране оставалось уже всего ничего, я летел в уже почти что суверенную Латвию. Посадку в Риге я не забуду никогда – самолет только вынырнул из тумана, и его шасси тут же коснулись взлетной полосы. Тогда первыми из самолета выходили пилоты, и пассажиры первого салона ТУ-154 могли видеть их лица. Смуглые ребята были просто мертвенно-бледными. И один знакомый авиатор потом объяснил, почему. Он предположил, что в баках просто не было запаса горючего, чтобы долететь до запасного аэродрома. А сажать этот самолет в такой туман – аттракцион почти смертельный. Как оказалось, все же «почти»...
Или летел однажды на маленьком самолете из Жулян в Луганск. Когда садились, был такой ветрило, что самолет еле-еле остановился у самого края взлетки. Когда выходили – людей чуть с трапа не сдувало, честное слово.
Еще одну историю я рассказывал в корейской части блога, в «Футболе чучхейского разлива». Если вкратце – когда однажды возвращались из Пекина в Москву, самолет вдруг начал кружить и кружить над Шереметьево. И даже по радио прозвучал призыв «готовиться к жесткому приземлению». Оказалось – когда выпускали шасси, у пилотов не загорелась соответствующая лампочка, так что, когда самолет садился, ни у кого не было уверенности в том, что он исправен.
Покружить как-то пришлось и над Ростовом, причем – в идеальную солнечную погоду. Стюардессы молчали как партизанки, и вы без труда можете себе представить состояние пассажиров. Но после совершенно благополучного приземления все выяснилось: оказывается, огромное небо и прилегающие к нему территории в это время были отданы в распоряжение Владимира Владимировича Путина.
... Так вот, к чему я все это. Друзья мои, уверяю вас: если о плохом не думать, то оно вас и не настигнет. Меньше страхов и тревог и больше оптимизма и позитива. И все у вас будет замечательно!
У моей любимой супруги была аэрофобия, причем – вполне обоснованная. Когда ей было лет десять, она побывала в горящем самолете. Поэтому, когда вскоре после свадьбы я сообщил ей, что это событие мы будем отмечать в городе Париже, она со мной чуть не развелась. Но после нескольких перелетов и большой агитационно-разъяснительной работы все встало на свои места.
Так что, друзья мои, все зависит от вас. Если хотите радоваться жизни, то вам не помешает никто – ни Аэрофлот, ни Гидрометцентр, ни даже сам Владимир Владимирович!

Кури, Люфтганза!


"Самая лучшая авиакомпания". Если кто помнит, так назывался самый первый пост в этом блоге, еще в его сугубо КНДРовской части. От этой характеристики не отказываюсь: по количеству всяких изюминок, приколов и несуразностей рядом с северокорейской авиакомпанией встать сложно. А если путешественнику в первую очередь нужны впечатления, а не комфорт, то их совокупность и дает основания для самой-самой лестной оценки...
А вот большинство других авиакомпаний лично мне особо ничем не запомнились. Стандарты конца двадцатого и начала двадцать первого века другого, наверное, и не подразумевают. Из того, что видел, самая стильная униформа, пожалуй, на сингапурских самолетах. Наиболее чопорно выглядят эстонские стюардессы в перчатках, а в Малайзии девушки, напротив, одеты в почти домашние халатики. Но кому это интересно, если услуги на борту одни и те же, уровень сервиса, в общем-то, почти повсеместно сопоставим...
Но все же есть еще, есть авиакомпании с лица необщим выраженьем, которыми интересно летать и о которых есть что рассказать! Одна из них - Pakistan International Airlines, или попросту PIA.
У входа вас встречает симпатичная девушка, но ее улыбкой контакты с противоположным пакистанским авиаполом исчерпываются. В полете пассажиров обслуживают словно бы клонированные смуглые усатые красавцы, и благодаря им, путешествие в Пакистан и обратно становится незабываемым.
Вот кому общение с людьми доставляет искреннюю радость! Если они встретят ответную улыбку, то обязательно похлопают вас по плечу и не упустят возможности пошутить. Даже разнося воду, и то не преминут поинтересоваться, остались ли вы довольны ее качеством. Не знаю, кому как, но меня то, что в обычной жизни запросто могло бы показаться назойливостью, во время тупого сидения в кресле самолета только радовало.
Мало того - эти ребята были готовы между делом поменять деньги и подкинуть адресок самой лучшей гостиницы или магазина. Можете себе представить такой суперсервис на какой-нибудь хваленой люфтганзе?
И еще одно, что добило уже окончательно. Когда тратил в дьюти фри аэропорта Карачи свои последние пакистанские рупии, продавец неожиданно вышел из-за прилавка, и, взяв меня за локоть, заговорщически прошептал: "Come here, my friend, I give you very good price!"